Вы здесь

Когда кадры не решают всё. Сроки реализации проекта «Чистая вода» сорваны

Работы по участию Котласа в федеральном проекте «Чистая вода» остановлены. Реализация проекта признана невозможной из­-за несовершенства заложенных в проекте технологий. Финансирование, предусматривающее привлечение нескольких сотен миллионов рублей, прекращено. Как могло случиться, что крайне важный план улучшения водоснабжения Котласа, который начал реализовываться около десяти лет назад, потерпел фиаско? С этим вопросом мы обратились к депутату городского Собрания, бывшему директору горводоканала Борису ВЬЮХИНУ.

– Борис Николаевич, как вы оцениваете сложившуюся ситуацию? Что, по-вашему, стало причиной провала?

– Причина, к сожалению, весьма характерная для текущего времени, когда к власти, к организации систем жизнеобеспечения приходят непрофессионалы. Формирование команд управленцев на всех уровнях власти происходит не с учетом их профессионализма в определенной отрасли, а по уровню личной преданности, готовности беспрекословно выполнять приказы руководства. В нашем случае все началось с технического задания на проектирование системы очистки. Мне удалось ознакомиться с ним. По такому заданию можно было получить любой проект, кроме того, который нужен городу. Оно не учитывало особенности водоисточника, особенности применяемой нынче технологии очистки воды. В итоге мы получили проект комплекса очистки воды, крайне неудобный в эксплуатации и очень дорогой. Например, в нем, кроме уже применяемых ингредиентов, предусмотрено использование специального песка, который нужно доставлять из другого региона. А это дополнительные затраты, и немалые. Не просчитано место расположения оборудования, что может вызвать необходимость проведения дополнительных коммуникаций, а это тоже удорожание проекта.

– Как такое могло случиться в условиях, когда все ждали программу «Чистая вода» как единственный надежный источник финансирования и боролись за вхождение в нее?

– Это стало возможным потому, что эксплуатационщики не отслеживали ход проектирования, не указывали на очевидные просчеты и нестыковки. А ведь именно им предстояло впоследствии запускать систему, налаживать ее стабильную работу. По сути, в качестве заказчика выступала администрация города, а не руководство и инженерные службы горводоканала, которые, как узкие специалисты муниципального предприятия, должны были оценить качество проектных
и строительных работ. Есть технологии очистки воды классические, менее затратные и с использованием оборудования, более простого в эксплуатации. Почему разработчики не пошли по этому пути? Потому что этот путь не был указан в техническом задании. И огрехи проекта стали очевидны после начала работ.

– То есть специалисты горводоканала должны были и в техзадании более четко определить свои требования, и с началом строительных работ проявить требовательность?

– Да, но для этого такие специалисты должны там быть! Но их почти не осталось. Помню, как, заступая на должность директора горводоканала, настойчиво искал специалистов, имеющих опыт проектирования и эксплуатации систем водоснабжения, обещая жилье, другие социальные блага. Потому что понимал, какая ответственность ложится на предприятие, снабжающее город водой надлежащего качества ежечасно, круглогодично, оперативно проводя ремонты при неизбежных авариях. Без настоящих специалистов на ключевых постах, в том числе и выращенных в своем коллективе, я с этой задачей не справился бы. Сегодня эти традиции подготовки кадрового резерва утрачены. Руководители окружают себя одноклассниками, друзьями, а порой и родственниками. А в итоге страдает дело.

– И как можно изменить эту ситуацию? Действительно, назначенный градоначальником директор становится, по сути, «бессмертным» и может со временем угробить дело, пока не сменится назначивший его глава. Но и новый мэр может снять толкового директора…

– Здесь решающую роль должно играть мнение получателей услуг – населения, которое через своих депутатов должно давать оценку директорам. Именно депутаты должны утверждать предложение градоначальника, а в случае необходимости – контролировать и оценивать работу муниципальных предприятий и учреждений и сообщать свои выводы главе города для принятия мер. Пока же кадрами руководят градоначальники, меняя одного «хорошего» человека на другого. Но хороший человек – не специальность. И в горводоканале именно такая ситуация. Новое задание на проектирование будут разрабатывать те же люди, которые разрабатывали первое. И вряд ли сделают лучше. Потому что добавится еще страх ответственности за плохой результат. Но квалификация-то выше не станет.

– А проектировщики? У них тоже не стало спецов, раз они такую ерунду проектируют, что в итоге только хуже может стать?

– Это итог конкурсного отбора. Раньше с нами многие годы работала фирма-проектировщик «Ленгипрогор». В каком-то виде она существует и сегодня. Почему бы не выйти на нее? Не спросить, как она видит дальнейшее развитие системы очистки воды в наших условиях? Но нынешние разработчики были «сами с усами». Когда весной они бригадой приехали в Котлас, заболели ковидом и заразили котлашан, а потом второпях уехали, сразу показалось, что ничего хорошего от такой фирмы ждать не придется. Потому что ясно: приезжали, чтобы создать видимость работы и получить деньги. Так и случилось!

– И что сейчас? В каком направлении искать выход? С кадрами у нас плохо, с технологиями тоже, с перспективами (учитывая опыт архангельского водоканала) не лучше. Что же делать?

– Я уже сказал: нужно искать специалистов. Доверить будущее города можно только им. Вряд ли кто-то из котлашан доверит ремонт крана на своей кухне малознакомому прохожему, случайно встреченному на улице. Почему же невесть кому доверяют усовершенствование водоснабжения целого города? Да еще и обещают, что через год все будет готово. Если не изменится отношение к проблеме, то, скорее всего, станет только хуже.

Беседовал Николай НИКОЛАЕВ (газета "Вечерний Котлас" № 43 от 22.10.2021).