Вы здесь

Историк Сергей Гладких: "Рукописи не горят, писатели не умирают. Накал страстей вокруг Михаила Пузырева до сей поры — лучшее тому подтверждение"

На 58-й очередной сессии Городского Собрания депутатов 8 апреля представительный корпус большинством голосов утвердил два решения об увековечении памяти - писателя Пузырева Михаила Дмитриевича и святителя Луки (Войно-Ясенецкого Валентина Феликсовича). Споры были жаркими и во время депутатских комиссий накануне, и на самом заседании в четверг. Больше, конечно же, досталось мыслителю.

Кандидат исторических наук Сергей Гладких, выступая перед депутатами с речью, отметил:

- Сегодня впервые в истории Котласа может быть увековечена память местного писателя, получившего всероссийское признание, автора уникальных книг, человека, о котором тоже пишут книги и снимают фильмы. Часовой документальный фильм "Колобок судьбы Михаила Пузырева" снят известным режиссером Людмилой Темниной в 2015 г. (премьера состоялась в Центральном доме кино). Много ли у нас земляков, которые заслужили такую честь?
Складывается парадоксальная ситуация — страна Михаила Дмитриевича признала, а в Котласе с ним продолжают воевать. Замечу, что вопрос поднимается неоднократно, и это не удивительно — он не из разряда таких, что отбросили и сразу забыли. Если понадобится, он будет подниматься еще и еще раз. Потому что Михаил Дмитриевич — человек большого калибра. Вопрос поднимается не мною лично, не политическими партиями, не властью, для которой Михаил Дмитриевич был большой занозой, и даже не друзьями Михаила Дмитриевича, которых давно уже нет в живых. Вопрос поднимается нашими современниками, теми людьми, которые успели познакомиться с Михаилом Дмитриевичем на закате его жизни, либо вообще никогда его не знали, но являются читателями его произведений. Которые методом "шапки по кругу" собирали средства на издание и переиздание его трудов и таким же методом собирали средства на мемориальную доску, о которой идет речь. Независимо от решения, которое будет принято сегодня, память об этом человеке будет жить - рукописи не горят, писатели не умирают. Накал страстей вокруг Михаила Дмитриевича до сей поры — это лучшее тому подтверждение.

Полемика среди депутатов на сессии развернулась на 30 минут (не менее жаркой она была и на комиссии накануне). Депутаты Александр Меньшаков, Борис Вьюхин сразу высказались за поддержку решения об увековечении памяти писателя. Но лидер КПРФ Николай Козицын вновь обозначил свою принципиальную позицию против разрешения установить мемориальную доску Пузыреву. Он подверг анализу пояснительную записку администрации на проект решения — с точки зрения заслуг личности писателя.

— В 48-ом году по какой причине, за что он был выселен из Архангельска? За что был осужден? Метался человек во все стороны. В 94 года жил бы еще, если бы сам не застрелился - почему? Это остается без ответа. Как звучал приговор, за какое преступление конкретно был осужден на 7 лет и еще 3 года был поражен в правах? Почему не опубликован текст предсмертной записки? Не потому ли, что в ней Пузырев крайне негативно отзывался об установившемся в стране правящем режиме? — озвучил свои вопросы и сомнения Николай Валентинович, предлагая даже снять вопрос с повестки дня до предоставления исчерпывающей информации по заданным им вопросам.

Историк Сергей Гладких тут же встал и ответил на все вопросы лидера КПРФ:

— За что сел: статья 58.10 "Антисоветская агитация" - стандартная статья для того времени. Кстати, его арестовали, когда он служил в Вооруженных Силах, что весьма любопытно. Почему выселен из Архангельска — потому что нарушил после отсидки трехлетний срок пребывания в конкретных местностях. Поэтому он и стал строителем Вычегодского — там он имел возможность жить. Почему застрелился — потому что болел, очень тяжело, не мог мучиться. Что касается предсмертной записки, она хранится в следственном деле по его смерти. Я, например, доступа к нему не имею и думаю никто из нас в ближайшие 75 лет по закону его не получит. То, что он был реабилитирован в 1956 году решением Генеральной прокуратуры подтверждает, что арестован он был безвинно.

Депутат Анатолий Арсеев призвал коллег пойти навстречу избирателям, отбросив политические и идеологические разногласия:

— Память о Пузыреве хранят в Котласе, Вычегодском и в Вилегодском районе, откуда он родом, его личность является связующим звеном для нескольких муниципальных образований. Это личность! Мощная личность! Есть группа жителей Котласа и Вычегодского, которые хотят его помнить. Наша задача в этом их не поддержать, а не мешать. Не мешать реализовывать свои права на уважение своих земляков.

Галина Лиханова поддержала коллегу, как врач она знала состояние Михаила Дмитриевича накануне смерти: "Ему как человеку творческому, пишущему было сложно смириться со своим недугом. Заболевание приблизило конец, который устроил мыслитель".

Лидер фракции "Единой России" Галина Ивановна отметила масштабность личности писателя в регионе. Вслед за ней лидер "Справедливой России" Борис Вьюхин - многогранность:

— Если будем смотреть с нужной точки зрения, мы можем в его биографии найти очень много положительных качеств, на которых стоит воспитывать подрастающее поколение. Я занимался изучением наследия Михаила Дмитриевича и понял, что человек заслуживает памяти. Концентрировать свое внимание на негативе и недостатках неправильно. То, что он показал свой характер и свое стремление к исполнению своих взглядов на жизнь уже вызывает большое уважение.

Солидарность с Николаем Козициным высказал депутат КПРФ Тельман Мамедов — Пузырев, по его мнению, ругал историю страны.

Еще раз слово взял историк Сергей Гладких:

— Я согласен с тем, что у нас много мемориальных досок. Этот недостаток был, к счастью, преодолен принятием того документа, по которому мы сейчас с вами работаем. Это ограничило увеличение число досок людям, которые и не вполне заслужили этого.

Сергей Александрович еще раз уточнил, что Пузырев является писателем, признанном на всероссийском уровне.

— Если говорить о личных качествах Михаила Дмитриевича, он был человеком сложным. Вы не представляете, как я с ним ругался! Не это главное. Главное, что споры были содержательными. Если бы наши современники были лично знакомы с Пушкиным или Лермонтовым, они бы убедились, что они были неприятными в общении. Но помним мы их не за это, а за тот вклад, который они внесли в культуру. То же самое с Михаилом Дмитриевичем Пузыревым. Он не политик. Он вошел в нашу историю как писатель. Мы увековечиваем память писателя за то достойное, что он сделал, — заключил Гладких.

Лидер фракции ЛДПР, депутат Александр Ерофеевский увидел в полемике важный внутригородской смысл:

— Наши внутренние городские положения по установке памятных знаков несколько несовершенны. В моем понимании нужен какой-то временной ценз. Я сейчас вне дискуссии по Пузыреву. Если бы у нас был установлен какой-то временной ценз — 20, 25 лет, 30 лет после ухода из жизни человека, мы бы подходили к разрешению мемориальных досок с выверенной исторической позиции. Наследие существует десятилетия — есть необходимость в установке памятной таблички или другого символического знака. Тогда личностных разборок не будет. Мое понимание — к этому вопросу нужно вернуться и положение доработать. Если мы пройдем по нашему славному городу, то увидим, что табличек висит очень много. Не всех персон всегда помнят и знают. Такое обилие табличек делает город похожим на мемориал, на кладбище. Это не позитивный момент.

Лидер депутатского объединения "Наш Котлас" Александр Барышев не согласился с предложенным сроком в 20-30 лет — город рискует не вспомнить уважаемых людей, ведь память хранит ближний круг.

— 25-30 лет - это немыслимо, — произнес Александр Барышев.

Итоги голосования за проект решения "Об увековечении памяти Пузырева М.Д.": 13 голосов — "за", 2 — "против", 4 депутатов воздержались. Решение прошло! Памятный знак Пузыреву М.Д. на фасаде здания в пос. Вычегодском, ул. Матросова, д. 13, появится. Расходы, связанные с проектированием, изготовлением, установкой, содержанием, ремонтом и реставрацией памятного знака взяла на себя инициативная группа.

В единогласном же решении увековечить память Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого, доктора медицины, архиепископа, представительный корпус, возможно, продемонстрировал значение выдержанного временного ценза. В этом году исполняется 90 лет со дня пребывания святителя Луки в нашем городе в ссылке и 60 лет со дня его смерти. Защищал проект решения об установлении памятного знака В.Ф. Войно-Ясенецкому на фасаде здания пятого корпуса психоневрологического диспансера (Болтинское шоссе, д.2, к. 5) краевед Александр Хрусталев. Он сказал:

— Валентин Феликсович отбывал в нашем городе третью ссылку совсем незначительный период времени — с июня до середины августа. Но успел поработать в нашей городской больнице, бывшем медицинском городке. И здание, в котором он работал, сохранилось до наших дней. Имя святителя Луки известно широко. Более 80 храмов построено во всем мире, более 40 храмов — в России. Его почитают на Украине, в Белоруссии, Узбекистане, США, Германии, Франции. Особое почитание он имеет в Греции и на Кипре. Находясь в ссылке, он не прекращал свою научную деятельность и в Котласе продолжал работу над своей книгой — "Очерки о гнойной хирургии", которая является бестселлером и настольной книгой хирургов всего мира. За эту книгу, как ни странно, он получил высшую премию советского государства — Сталинскую премию. Это нонсенс, при том что 11 лет жизни Валентин Феликсович провел в ссылках и лагерях. Везде, где он пребывал, установлены памятники, бюсты, мемориальные доски. Хотелось бы видеть такую доску и на здании нашей церкви, которую он посещал, несмотря на все запреты. В этом году 11 июня планируется установление бюста святителя Луки в КЦГБ. О церковной доске было все сказано владыке Василию, он в курсе и занимается этим вопросом. А мемориальная доска, считаю целесообразным, должна висеть там, где он работал.

Здесь дискуссия была небольшой и в основном по поводу места установки памятного знака. Галина Лиханова и Александр Меньшаков высказали, что мемориальная доска могла бы быть установлена в самой горбольнице, где проходит гораздо больше народа.

— Здесь (на Болтинском шоссе, в 5 корпусе ПНД) доска закрепляет географически, что в этом помещении работал Войно-Ясенецкий, а в больнице появится его бюст, — убеждал коллег депутат Николай Завадский.

Представительный корпус принял решение единогласно. Расходы, связанные с проектированием, изготовлением, установкой, содержанием, ремонтом и реставрацией памятного знака также взяла на себя инициативная группа.